Художник и дизайнер Ольга Русакова: о чешской моде, пражской ночной жизни, выставках и поиске себя

Пражский городской журнал Řř – проект новый. А каждому начинанию нужна поддержка. Число наших читателей постоянно увеличивается: и дети, и взрослые находят для себя полезные заметки. Сегодня мы публикуем интервью с одним из наших читателей – человеком, который дал зеленый свет многим начинающим талантам. Знакомьтесь, художник и дизайнер Ольга Русакова, редактор Mercury’s Way – европейского журнала о моде для тех, кто хочет знать больше и жить лучше.

Řř: Журнал Mercury’s Way существует с 2003 года. На протяжении уже 10 лет Вы задаете тон модной жизни. Сегодня журнал выходит тиражом до 15 тысяч экземпляров. Каких изменений удалось достичь за это время, ведь известно, что чехи в своем большинстве одеваются просто и не следят за модными тенденциями?

Ольга: С того момента, как я приехала в Прагу, изменения есть. Не хочу преувеличивать, но все же русские, живущие здесь, привнесли немало в моду Чехии. И хотя чехи осуждают русских в каких-то моментах, в вопросах моды они доверяют. На вечеринках замечаешь, что люди стараются выглядеть стильно и современно. Чешские женщины стали больше заниматься собой, нежели лет 20 назад.

Řř: Как бы Вы охарактеризовали чешскую моду?

Ольга: Если говорить честно… Я сижу в жюри на различных модных конкурсах, в том числе на Top Model Of The Year. Единственная русская, которую приглашают в жюри, что мне, конечно, приятно. Когда спрашивают «Как Вам конкурс?», говорю правду, что в целом неплохо, но в сравнении с Москвой это небо и земля: и уровень показов, и профессионализм модельеров. В России все более помпезно, намного выше уровень.

Řř: Чехи готовы учиться? Каким образом, помимо издания журнала, показываете уровень, к которому нужно стремиться?

Ольга: Время от времени провожу собственные мероприятия. Недавно меня попросили сделать презентационный показ на Top Model Of The Year. Я взяла классические русские платья – длинные, приталенные, с высокой юбкой – и добавила дорогие меха норки, лисьи, сделала шапки.

Когда модели вышли на подиум, на огромном экране стали показывать Красную площадь, виды Москвы. Организаторы прониклись нашей культурой и подготовили видеоряд, о котором я не знала. Мы обсуждали, что на фоне будет падать снег, а они сделали сюрприз – я чуть не расплакалась! И все это было под музыку «Как упоительны в России вечера». Очень красиво. И гости, и сотрудники мне не раз говорили, что у них бежали мурашки по коже.

Řř: Вы были имиджмейкером певца Самера Иссы. Сложно было с ним работать? Насколько чехи смелые, чтобы изменить свой стиль?

Ольга: Работать было интересно, но сколько же я боролась, чтобы его переодеть – три года! Мы приходили в магазин, где он набирал свою вешалку, я – свою. Потом я ему давала советы, рекомендации. Он любил одежду с камнями, вышивками – стиль, который совершенно не подходил. Сейчас он уже выбирает вещи сам, отмечу, что одевается красиво.

А в целом чехи не смелые. Сколько раз мы показывали фотографии из серии «до – после», желающих преобразиться было много, но когда речь доходила до настоящих изменения, например, длины волос у девушек, они пугались и буквально убегали.

Řř: То есть к русским чехи больше прислушиваются, чем доверяют?

Ольга: Расскажу интересную историю. Три года назад певица Люция Била согласилась поработать с русской командой. Я организовала съемку, вызвала фотографа из Москвы Енисея Абрамова, визажиста из Max Factor России Владимира Калинчева. Подготовила для Люции стайлинги, плоть до причесок совместно с салоном MagDAlena – на париках посмотрели, как будут лежать волосы. Мало того, мы договорились с частной авиакомпанией, которая нас перевезла из Праги в Черногорию. То есть сначала мы сделали съемки на Влтаве – у нас была настоящая гондола! – затем полетели к морю. Костюмы Люция примеряла непосредственно перед съемкой. К ее удивлению, все село идеально. Ее менеджер отметила: «Даже странно, как она себя ведет: ни замечания, ни просьбы. Обычно со всеми ругается, когда ей что-то не нравится». Мы ей угодили.

Потом у нас была пресс-конференция, и кто-то из журналистов пренебрежительно отозвался о том, что с ней работала русская команда. Люция ответила, что никто и никогда не делал так, как сделали мы. В итоге то издание выпустило очень хорошую статью, но съязвило в заголовке: «Люция Била в русском плену». Каплю дегтя все равно добавили.

Сама Люция дала одну из наших фотографий на обложку своего диска и была очень довольна. Правда, потом мне звонил еще один журналист и задавал провокационные вопросы типа «Сколько вы ей заплатили?» А мы ей не платили, она заплатила за ту работу, что мы для нее сделали. Журналист сказал, что он нам не верит. Но мне все равно. Я делала и буду делать свое дело.

Řř: В одном интервью еще в 2012 году Вы сказали, что в Праге нет ночной жизни, что индустрия развлечений находится на достаточно низком уровне. Прошло пять лет, есть ли изменения?

Ольга: На мой взгляд, нет, все то же самое. Для столицы здесь крайне мало мест, которые могут держать марку. Разве что Fashion Club время от времени проводит хорошие вечеринки. Когда ко мне приезжают друзья – более молодые, чем я – мы не знаем, куда пойти. Новые заведения, безусловно, появляются, заявляют о себе достаточно громко, но быстро сдуваются. Нет хороших диджеев, мало достойной музыки. Такое впечатление, что люди остались где-то в прошлом. У словаков, например, иначе, они стараются идти в ногу со временем что в музыке, что в моде.

Řř: Долгое время у Вас была собственная школа моделей, сейчас у Вас большая база девушек, которая участвует в показах, торжественных вечерах, снимается для журнала. А как обстоят дела с парнями-моделями?

Ольга: С моделями в Чехии в целом сложно, потому что работы для них почти нет. Для парней вообще здесь глухо. Во-первых, парней-моделей не найти, во-вторых, здесь они не так востребованы. Они уезжают в Италию, Францию, Австрию, Америку.

Řř: Ольга, Вы художник-авангардист, пишете картины в стиле “ташизм” – разновидность абстрактного экспрессионизма, живопись пятнами. Как часто ходите на выставки в Праге? Как оцениваете уровень чешского искусства?

Ольга: Выставки в Праге люблю, встречала немало талантливых авторов. Мне нравится один художник-абстракционист – Доминик Мареш. У него не такой стиль, как у меня, другое восприятие цветов. Есть у меня и любимый художник, к сожалению, он уже нас покинул... Это Боржек Шипек – выдающийся чешский дизайнер и архитектор. Он делал уникальные работы из стекла.

Řř: Как известно, искусству нельзя ставить рамки. Но не кажется ли Вам, что современное искусство впадает в крайности в плане пошлости, излишней откровенности. Что Вы думаете об этом?

Ольга: Я согласна с Вами, бывает, что изнанка показана чересчур откровенно. Конечно, каждое произведение искусства имеет место быть для своего зрителя. Кому-то это нравится, кому-то нет.

Řř: Если работа попала в музей современного искусства, то считается, что она уже получила признание и достойна быть увиденной. Должна ли публика или профессиональное сообщество как-то фильтровать современное искусство?

Ольга: Думаю, да, но не общество, а профессиональная среда, культура. Есть специальные люди, которые занимаются оценкой искусства. Я считаю, что именно они и должны решать, что одобрять, а что нет.

Řř: Вы дали путевку в жизнь многим людям: кого-то обучили с нуля и сделали профессиональном, кому-то дали важный совет. Вокруг немало талантов, и многие, вдохновившись работами известных мастеров, пытаются сделать что-то свое, но часто не получают признания, не достигают высот. Как добиться успеха? И как при этом делать то, что нравится?

Ольга: Вопрос, конечно, трудный. Все зависит от личности и еще, мне кажется, от того, как звезды лягут. Если ты хочешь писать картины, шить костюмы, ты просто должен это начать делать. Скажу на своем примере: я училась в Медицинском институте три года, потом бросила и пошла в художники. Из меня, правда, врач получился бы никакой. В институте на лекциях я часто рисовала, и однажды профессор по химии подошел и сказал: «Что ты тут делаешь? Тебе надо идти рисовать». И я пошла несмотря на то, что родители были категорически против: в семье все врачи. Правда, прадедушка был художником.

Конечно, надо учитывать и то, что могут быть разные учителя. Один учитель тебе поможет, другой может тебя испортить. Очень важно в жизни найти своего учителя. И нужно идти к тому, что ты хочешь делать. Если родители видят, что у ребенка есть склонность к рисованию, не надо посылать его в мед. институт, он сам должен выбрать, куда пойти учиться, ему просто нужно помочь поверить в себя.

Řř: Поиск себя может стать вопросом всей жизни. У меня есть знакомые, которые разочаровались в профессии, недовольны работой и так далее…

Ольга: Человек должен заниматься тем, чем он хочет. Если он хочет быть модельером, ему не обязательно уметь рисовать. В Чехии много магазинов с дешевыми тканями, он может купить за 20-30 крон метр ткани, придумать модель одежды, найти швею, рассказать ей, она сделает. Кстати, в Праге немало швей из Украины, которые помогут за небольшую плату. Достаточно придумать 6-7 моделей, потом покажете мне, дам совет, помогу доработать, организуем показ и все, дело пойдет. Когда я вижу, что человек талантливый, мы ему помогаем. Слушайте себя, ищите себя.

Řř: Ольга, что в Вашей профессиональной деятельности в Чехии было самым сложным, а что – самым приятным?

Ольга: Сложно было в первый год, когда только приехала в Прагу. Отправила сына учиться в Чехию, и сама тут осталась. Здесь совершенно другой менталитет, к которому мне было непросто привыкнуть, возникало непонимание, особенно в эстетических аспектах.

А приятное – то, что появилось такое дело, как журнал, это еще один мой ребенок, которому я посвящаю всю себя. Пишу тексты, придумываю концепцию каждого номера, руковожу съемками. Мне повезло, что со мной работают хорошие визажисты, профессиональные фотографы. Есть любимая команда, знаю, что она меня не подведет. Единственное, я себе так и не нашла такого помощника, который удовлетворял бы моему вкусу.

Řř: Вы наверняка смотрели фильм «Дьявол носит Прада»…

Ольга: Конечно же! Люблю этот фильм.

Řř: Вы такая же требовательная, как и героиня Миранда Пристли, которую сыграла Мерил Стрип?

Ольга: Я помягче. Но, признаюсь, тоже диктатор. Если я считаю, что надо сделать так и так, то свое мнение я все равно внушу человеку, как бы он не сопротивлялся. Когда в России появлялись первые глянцевые журналы – а мне довелось стоять у истоков их создания – мой друг был редактором и вел достаточно суровую редакционную политику. Когда он приходил, все действительно разбегались перед ним. Как-то я ему сказала, что он жесток с людьми, а он ответил следующее: «Я могу дать им больше свободы, но я не знаю, что из этого получится, а отвечать за все придется мне».

1742 0 15:55 20.12.17